Домой Московская область Фрагментарное мышление, клиповое искусство и живопись Концептуального Символизма

    Фрагментарное мышление, клиповое искусство и живопись Концептуального Символизма

    Evgeny Gegouzin. Miserable cats. 2018. Acrylics on canvas. 100x100 cm0

    Evgeny Gegouzin. Miserable cats. 2018. Acrylics on canvas. 100×100 cm

    „Ум заключается в том, чтобы видеть схожесть различных вещей и различие схожих.“ — Анна де Сталь

    Мы продолжаем цикл наших заметок о современном искусстве. Если рассматривать живопись как опосредованное восприятие окружающего мира – то вряд ли мир изменился настолько, чтобы сделаться фрагментарным а, скорее всего, изменилось человеческое восприятие, сделавшись клиповым и мозаичным, но широкоформатным. Причина этого явления проста: ограниченная возможность человеческого компьютера. В попытке охватить возросший поток информации мозг увеличивает число файлов, однако заставляет уменьшать их размеры, поскольку мощность этого компа остается прежней. Всю остальную конкретику формирования клипового восприятия и клипового мышления можно рассматривать как следствие такого процесса и распространять на разнообразные стороны человеческой жизни, от кулинарии до живописи.

    Evgeny Gegouzin. The Mask. 2020. Acrylics on canvas. 100x100 cm1

    Evgeny Gegouzin. The Mask. 2020. Acrylics on canvas. 100×100 cm

    На день сегодняшний нет возможности оценить плюсы и минусы подобного мышления. Но клиповое и широкоформатное мышления более заточены на вопрос «как», в отличие от традиционного логического, отвечающего, в первую очередь, на вопрос «почему». Именно эта особенность клипового мышления и клипового сознания порождает и клиповое восприятие действительности, равно как и потребность в клиповом же способе подачи информации, в том числе и потребность в клиповом искусстве и клиповой живописи. А то, что современное визуальное искусство приобрело клиповый характер не видит разве что слепой. Значительные размеры произведений, их вызывающе-яркие краски, апелляция в работах к мощным примитивным инстинктам – все это рассчитано на максимальное, пусть краткосрочное, удержание восприятия при клиповом, а отнюдь не логическом сознании публики.

    Evgeny Gegouzin. Eilat on the Red Sea. 2021. Acrylics on canvas. 100x100 cm2

    Evgeny Gegouzin. Eilat on the Red Sea. 2021. Acrylics on canvas. 100×100 cm

    Но, если говорить об арт-объектах концептуального символизма, то, при кажущейся клиповой структуре, они апеллируют, скорее, к древним синкретическим образам, и включают ассоциативные построения, совершенно несвойственные фрагментарному мышлению. Являясь законченными образами, символы вызывает не только множественные ассоциации, но и инициируют логическое мышление. Сложность восприятия живописи концептуального символизма, наверное, и связана с необходимостью критического анализа этих образов-символов, каковой отсутствует у большей части современной публики. Большинство зрителей, традиционно, воспринимают имя автора, а детали им и ранее были без интереса.

    Evgeny Gegouzin. New Line. Moscow. 2022. Installation. 205x205 cm3

    Evgeny Gegouzin. New Line. Moscow. 2022. Installation. 205×205 cm

    Кстати – существует устойчивое мнение, что подобное фрагментарное мышление является регрессом в развитии когнитивных способностей, а его носители есть тупиковая ветвь в развитии человечества. В обоснование негативных прогнозов приводятся рост человеческой популяции, прогрессирующее снижение интеллекта, двоемыслие при использовании вербальных способов коммуникации, ограниченные возможности человеческого мозга и т. д. — то есть, в итоге, подчеркивается неотвратимый характер происходящих изменений. К сожалению, у нас отсутствуют надежные маркеры сходных явлений в мышлении представителей былых цивилизаций, а сейчас возможны лишь те или иные предположения. Однако, только будущее может расставить правильные оценки.

    Evgeny Gegouzin. The Bathe of an Angel. 2022. Acrylics on canvas. 100x100 cm4

    Evgeny Gegouzin. The Bathe of an Angel. 2022. Acrylics on canvas. 100×100 cm

    Следует, к тому же, заметить, что в нашем сознании практически отсутствуют программы изначальной отбраковки ненужных файлов, а так называемая память стремится удержать все, в том числе и бесполезные — на данный момент — детали. Связано это, видимо, с отсутствием фактора предопределенности и доминантой случая, являющегося необратимым явлением в нашем мире. Наглядный парадокс бесконечности материи вообще и конечности ее продукта есть лишь вариант бесконечных парадоксов нашего мира. А для иллюстрации темы — приведены некоторые работы классика концептуального символизма, русско-израильского художника Евгения Гегузина/Evgeny Gegouzin. В его творчестве много вопросов, но нет ответов. И тот, кто знает их – пусть первым бросит камень.

    Дополнительная информация: www.newlineart.com